"Тот самый двор, где я сажал березы..."

Речитатив из "Музыки арбатского двора" Владлену Ермакову
Тот самый двор, где я сажал березы,
был создан по законам вечной прозы
и образцом дворов арбатских слыл:
там, правда, не выращивались розы,
да и Гомер туда не заходил...
Зато поэт Глазков напротив жил. Друг друга мы не знали совершенно,
но, познавая белый свет блаженно,
попеременно -- снег, дожди и сушь,
разгулы будней и подъездов глушь,
и мостовых дыханье, неизменно
мы ощущали близость наших душ. Ильинку с Божедомкою, конечно,
не в наших нравах предавать поспешно,
и Усачевку, и Охотный ряд...
Мы с ними слиты чисто и безгрешно,
как с нашим детством -- сорок лет подряд:
мы с детства их пророки... Но Арбат! Минувшее тревожно забывая,
на долголетье втайне уповая,
все медленней живем, все тяжелей...
Но песня тридцать первого трамвая
с последней остановкой у Филей
звучит в ушах, от нас не отставая. И если вам, читатель торопливый,
он не знаком, тот гордый, сиротливый,
извилистый, короткий коридор
от ресторана "Прага" до Смоляги,
и рай, замаскированный под двор,
где все равны: и дети, и бродяги,
спешите же... Все остальное -- вздор.



1970 Источники 1.1.3. Булат Окуджава. Стихотворения, стр.193
1.1.14. Булат Окуджава. Чаепитие на Арбате, стр. 252
1.1.17. Булат Окуджава. Стихотворения, стр. 336
















|
louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher scarpe hogan outlet scarpe hogan outlet scarpe hogan outlet scarpe hogan outlet scarpe hogan outlet scarpe hogan outlet air jordan pas cher air jordan pas cher air jordan pas cher air jordan pas cher air jordan pas cher golden goose outlet golden goose outlet golden goose outlet golden goose outlet golden goose outlet golden goose outlet max maillots max maillot woolrich outlet