Чем "лондонское слово" отзовется

13.04.2015

В столице Великобритании литературную Россию представляют либералы и записные русофобы.

«В Лондоне начинается фестиваль русской литературы», - под такими заголовками многие информационные агентства сообщили об открытии 11 апреля фестиваля «Слово» - SLOVO в крупнейшем европейском книжном магазине «Уотерстоунз».

Организаторы анонсировали его как «единственный за пределами России ежегодный фестиваль русской литературы». И добавили: «В этом году программу SLOVO представляют самые громкие имена современной русской литературы и журналистики». Имена всем нам известные, и действительно «громкие».

Владимир Сорокин, о котором даже либеральная «Википедия» пишет, что «сюжеты его произведений неоднократно вызывали разногласия у читающей общественности» в России.

Молодежные активисты проводили акции протеста против его творчества, даже сжигали его книги, подавали в суд, требуя признания их порнографическими.

В марте 2005 года в Большом театре России состоялась скандальная премьера оперы «Дети Розенталя» композитора Леонида Десятникова, либретто которой создал В. Сорокин. После премьеры газета «Московские новости» кратко пересказала содержание оперы: «Алекс Розенталь клонировал композиторов Верди, Чайковского, Вагнера и Мусоргского. Теперь - в июне 1975 года - он занят земным воспроизведением композитора Моцарта. «Вот кость божественного Моцарта», - поет он нетвердым баритоном. Из нее извлекается генетический материал, и Моцарт готов. Проходят годы, наступает перестройка, Розенталь умирает, его лаборатория закрывается, поскольку закончилось финансирование. Клоны классиков мировой музыкальной культуры оказываются на улице и добывают пропитание, музицируя на площади у трех вокзалов. Моцарт влюбляется в местную проститутку Таню и предлагает ей руку и сердце. Но ее надо выкупить у сутенера, для чего брат Чайковский продает последний раритет, оставшийся от былой роскоши, - золотые часы Розенталя. Сутенер по кличке Кела часы берет, но все равно не доволен. В отместку он опаивает всю компанию водкой, отравленной крысиным ядом. Чайковский, Верди, Вагнер, Мусоргский и проститутка Таня умирают в страшных корчах. Моцарт попадает в Склифософского…».

Разумеется, либеральная пресса России занесла творение В. Сорокина в шедевры.

Другой гость фестиваля, представляющий сегодня в Лондоне «русскую литературу» – Олег Радзинский, проживающий в Ницце с паспортом гражданина США в кармане.

В 1982 году он был арестован за антисоветскую деятельность, отсидел пять лет, после чего эмигрировал в США, где занялся бизнесом. Потом вдруг окопался на Лазурном берегу и занялся творчеством. Стал известен благодаря роману «Суринам», который к России никакого отношения не имеет. «Его герой, Илья Кессаль, советский эмигрант, живет в Нью-Йорке и собирается стать инвестиционным банкиром, - говорится в рекламном проспекте книги. - Его жизнь неожиданно меняется, когда Адри, красивая креолка, в которую он влюблен, приглашает Илью посетить своих родных в Южной Америке. Оказывается, семья Адри практикует Уатта-Водун, древнюю африканскую магию: Илью увозят в джунгли, где ему предстоит загадочный обряд. Выясняется, что не только приезд Ильи в Суринам, но и вся жизнь были предопределены заранее и подчинены таинственному Плану, которому служат все окружающие его люди. Илье открывают главную тайну всех религий: как человеку стать Богом».

Наверно, можно и почитать на досуге во время отпуска, но вопрос все тот же: при чем здесь русская литература?

Еще один литератор, который теперь в Лондоне рассуждает о России – Дмитрий Глуховский. Высшее образование получил в Израиле, а потом жил в Германии и Франции, сейчас работает обозревателем рупора либеральной московской интеллигенции журнале «Сноб». Либералы стали его пиарить после появления романа стиле фэнтези «Метро 2033». В нем автор повествует о жизни в Москве после ядерной войны, когда уцелевшие сумели укрыться в лабиринтах метро. Медведи, бродящие по улицам российской столицы – вчерашний день. Апокалиптический кошмар, ужасы, звероподобные чудовища – чего еще желать, если речь идет о России? «Книга, в общем и целом, пустая, - замечал критик Дмитрий Смоленский. - Не спасают ее ни философские банальности, ни рассуждения о судьбе и предназначении человека».

Другой приглашенный - Михаил Эпштейн, которого представляют как культуролога и литературоведа. Родился в Москве и окончил филфак МГУ, в восьмидесятые годы основал и руководил объединением московской гуманитарной интеллигенции «Клуб эссеистов». В последние годы преподает в университетах Англии и США, где неоднократно получал гранты и стипендии. Лауреат премии – премии «Либерти», которая присуждается за вклад в русскую и американскую культуру.

Еще один участник - поэтесса Алла Бошенко. Родилась в Киеве, училась в США, работала в банке «Голдман и Сакс», теперь живет в Лондоне.

Какое отношение имеет к русской литературе?

Пишет на русском стихи. Пригласили в Лондон на фестиваль и «знаменитых русских журналистов», в частности, Сергея Пархоменко и Леонида Парфенова.

Позвали не всех. Самая престижная премия в области литературы в России сегодня - «Большая книга». В прошлом году ее получил Захар Прилепин за роман «Обитель», посвященный истории Соловков. Однако его в списке участников «Слова» нет. Отсутствует и лауреат этой же премии 2013 года за роман «Лавр» Евгений Водолазкин, профессор Института русского языка и литературы «Пушкинский дом» в Санкт-Петербурге. Этот роман сегодня, пожалуй, самая переводимая за рубежом книга современного русского писателя. Не позвали и автора замечательной книги, изданной тиражом уже более миллиона экземпляров, «Несвятые святые» отца Тихона, наместника Сретенского монастыря, который получил за нее уже несколько литературных премий. Нет в Лондоне также лауреатов престижной премии «Ясная поляна» за 2014 год писателей Романа Сенчина, Арсена Титова и Бориса Екимова.

Они не «вписываются», естественно, в либеральную тусовку.

А спонсировал фестиваль «русской литературы» Александр Мамут, создавший в девяностые банк «Империал», у которого Центробанк отозвал лицензию в «связи с неисполнением федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность».

Ему и принадлежит «Уотерстоунз», так что, как говорят, хозяин – барин. Организатор фестиваля - Светлана Аджубей, невестка знаменитого редактора «Известий» и зятя Н.С. Хрущева. И сама живущая, конечно, в Лондоне. «Светлана Аджубей представляется мне лучшим из менеджеров, кого я встречал в последние годы», - хвалит ее в «Снобе» Дмитрий Быков, участник лондонских фестивалей прошлых лет.

«В русском Лондоне сейчас необыкновенная концентрация талантливых, ярких, умных людей, людей, которые с грустью смотрят на то, что Россия не развивается, что она поворачивается спиной к миру и обращается к своему прошлому вместо того, чтобы смотреть в будущее, - заявила Светлана Аджубей. - Мы все вздыхаем и говорим, что все это происходит потому, что в России нет гражданского общества. А что мешает нам здесь создать гражданское общество, в нашем маленьком русском Лондоне? Мне бы очень хотелось, чтобы наш фестиваль стал такой вот платформой, на которой это сообщество смогло бы начать осознавать себя».

Да ни что не мешает. Поэтому в британскую столицу приглашают именно «гениев русской литературы», не так ли?

Русский поэт Федор Тютчев - его бы сегодня на фестиваль в Лондон точно не позвали - писал: «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется…».

Как потом отзовется «слово», которое сеют пишущие на русском, но окопавшиеся в Лондоне и за океаном творцы?

Бориса Акунина, участника фестиваля, это очень заинтересовало. «Для меня лично SLOVO - очень интересное событие, - сказал он. - Я буду тоже ходить на мероприятия, смотреть на своих коллег, потому что даже если я встречаюсь в Москве со своими коллегами-писателями, мы не сидим и о литературе не болтаем. Мы обычно выпиваем и говорим о чем-то другом. Так что я с большим удовольствием посижу и послушаю, как мои коллеги говорят о своей профессии, узнаю, как им помогают их ангелы, как они сражаются со своими чертями».

Лондон, судя по всему, то самое место, где чертей – в избытке. «Нам очень важно, чтобы люди в России, услышав о нашем фестивале, не думали, что это какая-то игрушка богатых русских лондонцев, - заверяла С. Аджубей. - Нет, это фестиваль, пронизанный беспокойством о России, желанием участвовать в ее жизни, помочь ей преодолеть эту отстраненность от мира, боязнь смотреть в будущее».

Все это действо, еще раз напомню, назвали «фестивалем русской литературы».

Владимир Малышев