Галицкий топор и смерть Ярослава Галана

28.10.2014

24 октября исполняется 65 лет со дня трагической гибели писателя Ярослава Галана. В 1949 г. он был убит двумя боевиками-оуновцами в его львовской квартире. Галицкие нацисты нанесли ему 11 ударов гуцульским деревянным топором. Убийство известного публициста, разоблачавшего античеловечные деяния бандеровцев, стало самым громким делом в послевоенной Украине. Но правда, которую говорил и писал Ярослав Александрович, била по бандеровцами беспощадно и по кончине писателя, бьет и по сей день.

Разве могли они простить писателю правду о них, высказанную, например, в очерке «Чему нет названия»: «Четырнадцатилетняя девочка не может спокойно смотреть на мясо. Когда в ее присутствии собираются жарить котлеты, она бледнеет и дрожит, как осиновый лист. Несколько месяцев назад в Воробьиную ночь к крестьянской хате недалеко от города Сарны пришли вооруженные люди и закололи ножами хозяев. Девочка расширенными от ужаса глазами смотрела на агонию своих родителей. Один из бандитов приложил острие ножа к горлу ребенка, но в последнюю минуту в его мозгу родилась новая идея: «Живи во славу Степана Бандеры! А чтобы чего доброго, не умерла с голоду, мы оставим тебе продукты. А ну, хлопцы, нарубайте ей свинины!..» «Хлопцам» это предложение понравилось. Через несколько минут перед оцепеневшей от ужаса девочкой выросла гора мяса из истекающих кровью отца и матери…»

В вышедшей недавно книге «СМЕРШ против бандеровцев» есть глава, посвященная Я. Галану. Мы теперь, увы, знаем, что нынешние методы украинских нацистов истребления мирного населения ничем не отличаются от бандеровских методов 1940-х.

То, что сейчас укронацисты творили и творят в Донбассе, превосходит даже свидетельства десятилетий. Они, например, смогли изнасиловать и убить молодую женщину с восьмимесячной беременностью. Однако украинские СМИ обо всем этом либо молчат, либо нагло валят вину на ополченцев Новороссии. При ужасающем подчеркнутом безразличии официальной Европы и США.

Оказалось, что в наше «просвещенное» время люди не защищены от нацистского беспредела. Даже президент России в ходе недавней пресс-конференции заметил, что на эти картины невозможно смотреть без слез.

Как остановить этих злобных палачей, вкусивших людской крови? В итоге их, конечно, остановят, как остановили наши деды. Но крови прольется еще немало.

Для нацистов пан Порошенко — хороший президент. Отвечая на вопрос о его позиции относительно предоставления воинам ОУН-УПА статуса участников боевых действий и признания ОУН-УПА воюющей стороной во Второй мировой войне, он отметил, что ранее «вопрос воинов ОУН-УПА раскалывал страну и именно поэтому не выносился в первый ряд повестки дня. … На Галичине, Франковщине, Тернопольщине, в Ровно, на Волыни этот вопрос был уже решен за счет местных советов. По всей стране — нет». О современном бойце, которого он отправляет убивать сограждан на востоке распадающейся страны и гибнуть, Порошенко говорит как о «воине, который защищает свое государство, который защищает его так же, как это делали воины УПА…»

В. Чубенко, отдавший много сил для ликвидации вооруженных бандформирований, один из ведущих организаторов и кураторов агентурно-боевых групп и подполья, участник оперативных игр в борьбе с ОУН и разведками США и Великобритании, последние годы своей жизни посвятил защите доброго имени Я. Галана.

В последней публикации в защиту писателя «Ярослава Галана убивают снова» В. Чубенко подчеркивает: «Убивший журналиста Михаил Стахур, для которого это преступление было условием вступления в ОУН, на судебном процессе сказал, что Галан, его слово были страшны Ватикану. Но и заказчикам, и их побратимам-оуновцам он и после смерти внушал страх. Поэтому ныне в Западной Украине повсеместно прилагаются усилия, чтобы убить его еще раз».

До сих пор распространяются материалы, меняющие представления о деятельности Галана, переворачивающие его мотивацию с ног на голову. Следует вспомнить, что отец писателя, Александр Галан, был узником печально известного концентрационного лагеря «Талергоф», созданного властями Австро-Венгерской империи в самом начале Первой мировой войны.

На «создание» из Галана антисоветчика направлены сенсационные сообщения о том, что публициста убили большевики. К этой кампании подключились некоторые политики и так называемые ученые. Но как быть при этом с неопровержимыми доказательствами участия в этой истории бандеровцев?

Одним из первых из этой двусмысленной ситуации, сфабрикованной определенными силами в Украине, попытался выкрутиться известный поэт депутат Верховной рады, выступивший с заявлением в одной из телепередач: «Известно, что Галана убили хлопцы-боевики. Но кто их послал?»

 «Кем же был на самом деле Галан?» — задавал вопрос В. Чубенко. И пояснял: «В довоенное время он в рядах подпольной компартии Западной Украины самоотверженно боролся с режимом панской Польши. Его арестовали и в ужасных условиях содержали в тюремных казематах. Он с радостью встретил воссоединение украинских земель в 1939 г. Во время войны переехал на восток и все свои силы и яркий талант журналиста отдал делу разгрома самой страшной чумы XX века — нацизма. После освобождения Украины возвратился во Львов. Галан внимательно следил за событиями, происходившими на оккупированной немцами территории».

Ярослав Галан не мог мириться ни со словами митрополита Андрея Шептицкого «От болящего сердца приветствуем нашу немецкую армию и ее вождя Адольфа Гитлера. Искренне просим Всевышнего о победе немецкого оружия над большевизмом. Благословляю вас, сыны мои, на святую борьбу во имя правды Божьей. В ваших руках судьба народа нашего и наше будущее. Начинайте с Богом!», ни тем более с тем, что нахтигалевцы только во Львове уничтожили более 3 тыс. человек, в основном польскую и украинскую интеллигенцию. У Вулецких холмов они истязали и убивали известных Галану ученых: члена многих академий мира Казимира Бартеля, писателя Бай-Желенского, академика Соловья, профессора Яна Грека, ректора университета Владимира Серадского, академика Антония Цешинского, профессора Тадеуша Тровского и много других.

Не мог мириться Я. Галан и с зачитанным в присутствии представителей абвера Ярославом Стецько «Актом провозглашения самостийной Украины», составленным лично С. Бандерой, один из пунктов которого гласит: «Возрожденная Украинская держава будет тесно сотрудничать с национал-социалистической Великой Германией, которая под руководством вождя Адольфа Гитлера создает новый порядок в Европе и мире»...

После была дивизия СС «Галичина», УПА, сожженные села, тысячи замученных людей не только на Украине, но и далеко за ее пределами. При тесном сотрудничестве ОУН с фашистами. Памятен нам и послевоенный бандеровский зверский бандитизм.

Острые памфлеты Галана с красноречивыми названиями «С крестом или ножом», «Что такое Уния», «Сумерки чужих богов», «Апостолы предательства», «Их лицо» (1948), «На службе у сатаны» (1948), «Перед лицом фактов» (1949), «Отец тьмы и присные» (1949), «Ватиканские идолы жаждут крови»  били без промаха. В ответ на его отлучение от церкви папой Пием XII Галан написал сатирическое произведение «Плюю на Папу!». А его трагедия «Под золотым орлом» (1947) долгие годы не сходила с театральных подмостков Украины, в ней автор сопоставил преступления против человечества, совершавшиеся в нацистских концлагерях, с произволом американских оккупационных войск в Западной Германии.

Следует напомнить также, что после вхождения Западной Украины и Западной Белоруссии в состав СССР в сентябре 1939 г. Ярослав Галан публиковался в западноукраинской и советской прессе, писал очерки и рассказы об изменениях в западных областях УССР. В годы Великой Отечественной войны работал в редакциях фронтовых газет, а также на радио, в 1943 г. издал сборник военных произведений «Фронт в эфире», а в 1946 г. в качестве корреспондента «Советской Украины» представлял советскую прессу на Нюрнбергском процессе по делу немецких военных преступников. Сталинской премии второй степени Я. Галан был удостоен посмертно в 1952 г.

Исследователь его творчества подчеркивает, что Галан убедительно показывал, как мельниковцы и бандеровцы боролись друг с другом за право быть первыми на службе у немецкого фашизма. Он разоблачал лидеров ОУН, пытавшихся отрицать участие абвера в создании УПА. На фактическом материале раскрывал преступления батальона «Нахтигаль», роль униатской церкви в создании дивизии СС «Галичина».

«Для Львова того времени писательский труд Галана был действительно героическим, — писал В. Чубенко. — В его адрес посыпались угрозы, а после убийства священника Гавриила Костельника Ярослав понял, что следующей жертвой будет он. Ему неоднократно предлагали переехать в Киев, но он категорически отказывался, так как считал, что такое решение его враги расценили бы как бегство и проявление трусости.

Однажды журналист гулял с собакой в Стрыйском парке и в него несколько раз кто-то стрелял из находившейся поблизости траншеи.

Неудачных попыток убить Галана было несколько. Пока за дело не взялся один из руководителей ОУН Роман Щепанский (оуновский псевдоним — Буй-Тур), сын униатского священника, долгое время служивший в охране митрополита Шептицкого, встречавшийся с Галаном еще до войны. План убийства журналиста на сей раз разрабатывался в селе Сороки (под Львовом) в доме священника Дениса Лукашевича, который еще в 1930-х встречался с С. Бандерой и был знаком с его отцом — священником Андреем Бандерой. Лукашевич и его семья знали Галана по довоенному времени, а сын Лукашевича Илларий, в прошлом воспитанник Львовской духовной семинарии, а затем студент сельхозинститута, с августа 1949 г. частенько захаживал к Ярославу Александровичу по институтским делам.

8 октября 1949 г. Щепанский направил к журналисту Иллария Лукашевича и оуновца Романа Чмиля (кличка Ромко). Однако в квартире писателя оказалось много гостей, так как в это время художник Грузберг рисовал портрет Ярослава Александровича.

Бандиты не стали выполнять акцию и о своем решении доложили Щепанскому. Тот отругал их и сказал, что надо было забросать квартиру гранатами и убить всех. Чмиль отказался от участия в этом теракте, и Щепанский дал Илларию другого напарника — Михаила Стахура.

24 октября Лукашевич и Стахур, вооружившись пистолетами, гранатами и гуцульским топориком, излюбленным оружием Стахура, под дождем направились на ул. Гвардейскую к дому № 18, где на четвертом этаже в квартире № 10 жил Я. Галан.

Домработница знала Лукашевича по прежним посещениям и спокойно впустила пришельцев в квартиру. Ярослав Александрович находился в кабинете. Выбрав момент, Лукашевич дал знак Стахуру, и тот топориком ударил журналиста по голове. Уже мертвому, он нанес еще десять ударов в голову. Стахур рассказал на судебном процессе: «После первого удара Галан поднял немного вверх руки и застонал. А я продолжал наносить ему топором удары по голове. Убедившись, что писатель убит, я бросил окровавленный топор, снял с себя залитый кровью плащ и помог связать домработницу».

Стахур потом говорил: «Писателя Галана нужно было убить, потому что он в своих произведениях разоблачал украинских националистов и униатское духовенство. Ватикан страшился его».

Стахур был пойман через два года и по приговору суда повешен, другие убийцы — расстреляны. Пособники поучили по 10–25 лет лишения свободы.

Ярослав Галан был похоронен на Лычаковском кладбище. Его в последний путь провожали тысячи сограждан.

Тогда невозможно было предвидеть, что через десятилетия бандеровщина и нацизм снова поднимут голову во Львове, и все эти щепанские, лукашевичи, стахуры и им подобные будут называть себя демократами, хвастаться своим преступным прошлым, станут выдавать себя за освободителей, борцов против фашизма и создателей новой, независимой Украины. Что все те же стахуры и щепанские будут гордо маршировать не только по древним львовским улицам, помнившим грохот сапог оуновско-абверовского батальона «Нахтигаль», солдат дивизии СС «Галичина», но и по киевскому Крещатику. Что официально будет поднят вопрос о признании бандитов ОУН-УПА ветеранами Второй мировой войны со всеми льготами и привилегиями.

А ведь это они снесли памятник Галану, надругались над его могилой и уничтожили музей, при этом куда-то исчез окровавленный свидетель оуновского террора, любимое оружие Стахура — гуцульский топорик...»

Кое-где в городах, в частности в Харькове, еще остались улицы, которые носят имя Ярослава Галана. Но имя писателя теперь вычеркнуто из школьных учебников, закрыт его музей, памятник ему во Львове снесен в начале 90-х и переплавлен в памятник «Просвите».

Есть книга В. Беляева и А. Елкина «Ярослав Галан», выпущенная в 1971 г. в известной серии ЖЗЛ (М.: Молодая гвардия).

В 1973 г. по событиям жизни Я. Галана был снят художественный фильм «До последней минуты». С Владиславом Дворжецким в главной роли.

Дело борца с украинским нацизмом продолжается. В частности, не столь давно Компартия Украины возродила премию имени Я. Галана, которая была учреждена еще в УССР (кстати, ее лауреатами были в те времена известные приспособленцы, некоторые из нынешних активных «нэзалэжников»).

Пока, увы, мы видим, что усилия антифашистских творческих, общественных, политических сил потерпели временное поражение в результате необандеровского государственного переворота…

Петр МАСЛЮЖЕНКО