Георгий Мирский: навал на Навального

15.01.2015

Прошу прощения за заголовок с примитивным каламбуром, но ведь и в самом деле как все набросились на Навального! Клюют отовсюду, и справа и слева. Нечего и говорить, конечно, о «Единой России». После того, что Навальный о ней наговорил, думаю, не найдется единоросса, который, услышав это имя, не плюнул бы и не выматерился. То же относится и к «системной оппозиции», которая, конечно, никакая не оппозиция, а часть доминирующего истеблишмента. Зюганов, Жириновский, Миронов – их сторонники Навального на дух не переносят. Вот, к примеру, что говорит Михаил Дегтярев, которого, я слышал, прочат в преемники Вл. Вольфовича: «Навальному давно нужно было давать реальный тюремный срок, еще до выборов мэра Москвы».

Тут все ясно. А если чуть-чуть сдвинуться и взглянуть на позицию тех, кто вроде бы левее и революционнее Кремля и «прикремленных» парламентариев? Начнем с Эдуарда Лимонова. То же самое. «Интриган, наглец, балбес» – так он описывает Навального». А вот помоложе товарищ – Алексей Голубев из «Эха Москвы». Он был на сборе сторонников Навального в центре Москвы вечером 30 декабря, и вот как он характеризует демонстрантов: «Поганые трусы, озлобленные психи». Не слабо. А обращаясь к «дорогим братьям Навального», как он этих людей называет, прямо предупреждает, что если они попытаются что-то в духе Майдана устроить, «это будет больно. Это будет страшно, это будет кровь и ужас- ужас». Прямо какой-то Аттила, «бич божий», или на худой конец новый халиф «Исламского государства», , обращающийся к курдам и шиитам. Впрочем, удивляться нечего: это ведь тот самый Голубев, который в прошлом году писал на «Эхе», что доля украинцев – «продаваться, как шлюхи, то Западу, то Москве». Не об отдельных людях, об « украинцах», целом народе.

До сих пор сюрпризов нет. Но вот озадачило выступление еще одного представителя нового поколения – Сергея Шаргунова. Оно стоит того, чтобы сказать два слова. В своем предновогоднем «Особом мнении» на «Эхе» молодой писатель вообще-то выражается весьма сдержанно, но потом решает все же Навального пнуть. И пинает – да уж больно нескладно. Вот он высказывается о том, что пишет Навальный : «когда я читаю текст: да, у нас, естественно, такая несправедливость, у нас не хватает денег в деревне в Вологодской области, у нас есть разбитые дороги –и вдруг у меня ощущение, что я читаю какую-то власовскую листовку. Ведь в листовках Власова говорилось очень много и о репрессиях, и о коллективизации, о печальной жизни в стране. Но а вывод-то какой? «Русс, сдавайся»?

Где, интересно, во власовских листовках можно было найти что-то о разбитых дорогах и нехватке денег в деревне? Там действительно писалось о репрессиях и коллективизации, об уничтожении крестьянства и сталинском терроре. Ну и конечно: «Сталин отдал русский народ под власть евреев» – как же без этого… Что-нибудь подобное мог Шаргунов найти у Навального? Все придумано, но весьма неумно.

Могут сказать: да просто Шаргунов имел в виду, что Навальный, описывая «несправедливость» и « печальную жизнь» в стране , делает вывод, что выхода нет, надо сдаваться Западу. А я отвечу ,что в любой статье любого нашего экономиста рисуется гораздо более удручающая картина российской действительности, чем мог бы изобразить непрофессионал Навальный. Значит, все, кто критикуют нашу жизнь, хозяйство, политику – это предатели, зовущие сдаваться? Почему именно Навальному приписывается это идиотское «Русс, сдавайся!»?

И вообще проводить аналогии с власовцами – нечестный прием. Шаргунов по своему возрасту может не знать – а я-то вот помню отлично – кого сравнивали с власовцами сорок или пятьдесят лет тому назад: Солженицына, Буковского, генерала Григоренко, писателя Некрасова, множество самых свободолюбивых, смелых людей, не побоявшихся бросить вызов брежневско - андроповской машине , рисковавших своей свободой и жизнью. Даже отрывок стишка помню: «Власовцы духовные родятся; мужики об этом знать должны». Казалось, все это ушло навсегда. А вот, оказывается, нет.

Двинемся дальше – в лагерь последователей Проханова. Вот что нам поведал, задыхаясь от осознания важности своего открытия, адвокат Дмитрий Аграновский в интервью газете «Завтра» 26 декабря. Отталкиваясь от тезиса о том, что «процесс Навального– идеальная точка консолидации не только внутри российской «пятой колонны», но и внешних сил», Аграновский говорил – за четыре дня до оглашения приговора Алексею Навальному–:» Либеральная группа, « пятая колонна» будет делать все возможное, чтобы его покрепче засадить…». Вот это да! Поистине сенсация года! Оказывается, пока все гадали: сколько влепят Навальному– либеральные оппозиционеры из кожи вон лезли, чтобы заставить судью дать ему лет десять, не меньше. А получилось-то совсем наоборот: наш умный суд в эту ловушку не попался, не пошел на поводу у пятой колонны» и ее хозяев, «внешних сил», а взял да и освободил Алексея, дав ему только условный срок. И все наши недруги, начиная от Барака Обамы, который, видимо, дирижировал этим давлением на московского судью – все остались в дураках.

Итак, какой же вывод можно сделать? Весь левый фланг политического спектра, от «допущенных», « включенных», до попутчиков и прихлебателей, от идейных борцов за Святую Русь ( или дело Ленина – Сталина, для многих это одно и то же) до солдат пролетарского фронта Новороссии – все они испытывают к Навальному либо недоверие, либо неприязнь. И даже то, что его из «Яблока» исключили вроде бы за национализм, и то, что он кричал «Хватит кормить Кавказ», не сделало его «своим» в глазах официальных патриотов, державников, русских националистов. Хотя в глубине идеологии есть общее ядро – а вот относятся к нему как марксисты-ленинцы к меньшевикам или эсерам: нутро-то свое, антибуржуазное – а все равно чужие, даже хуже откровенных сторонников самодержавия.

Вот что-то в Навальном есть не то для борцов с либералами и Западом. Не Удальцов он, не Дугин, не Железняк, не Леонтьев или Марков, и никто из них за него голос не подаст – впрочем, так же как и правые и центристы. И сторонники Прохорова его будут сторониться, и «яблочники», хотя и сочувствуют Навальному как жертве режима, но поддержать на выборах – это вряд ли; во всяком случае, лидеры несистемной оппозиции дают понять, что это – « не наш парень».

Вот бывают такие люди – не ко двору никаким политикам, лидерам, «властителям умов», слишком они индивидуальные и своеобразные; зато они импонируют населению, « простому человеку», а часто даже и интеллектуалам, писателям, профессорам, режиссерам. Про Троцкого Мартов говорил, что это человек, который всегда приходит со своим собственным стулом. И не создал он своей партии, и не за ним (самым способным человеком в ЦК , по словам Ленина) пошли советские массы, хотя обожали Троцкого и командиры Красной армии, и образованная молодежь. А массы пошли за оратором скучнейшим (кроме войны, конечно, тогда каждое его слово ловили). Не хочу сравнивать Навального с Троцким – не тот класс, но в судьбе их может быть что-то общее. Более того: Черчилль (тем более не буду сравнивать, с ним в ХХ веке только Де Голля можно рядом поставить, не говоря, конечно, о мировых злодеях), подлинно великий лидер, никогда не был полностью своим ни для консервативной партии, ни для либеральной. Не хватало в нем того, что требовалось для слияния с окружающими парламентариями, министрами. Не получалось у него так, чтобы быть « как все», разделять те же вкусы и взгляды.

Одинокий волк – вот кто Навальный. Не быть ему ни президентом России, ни вождем поднявшихся масс – при условии, конечно, что все параметры нынешней ситуации сохранятся, от экономики до настроения граждан. А вот насколько они стабильны – никому знать не дано.

Георгий Мирский