Лингвистическое бремя империи

31.01.2015

У империи много лиц. Одно из них — это русский язык. Актуальный русский родом не столько из литературы, сколько из делопроизводства и особенно телевизора, на котором говорят русские, а еще множество народов, попавших в разное время в сферу влияния империи.

Русский язык наша доблесть и радость, и мы им даже умеем делать разные вещи — и революции, и перевороты в голове, и начальственную спесь, и скуку.

На русский все еще переводятся ключевые термины мировой науки, и даже моя диссертация была когда-то именно про это — как ввести в русский еще 3-5 новых терминов вместе с контекстом их употребления. Мало языков на свете может похвастаться сейчас такими вещами.

За последний год мы узнали, как возможен на русском Геббельс, но, справедливости ради, и сопротивление этому Геббельсу тоже идет на русском языке.

Но если сравнивать русский язык с оружием, то он больше всего похож на бомбу. Она всегда рискует взорваться у нас в руках. В ней мощный заряд, гвозди, глаголы, дерущие горло лозунги.

Русский остается в тройке самых влиятельных языков на планете, хотя его империя висит на волоске. В этом не только сила, но и слабость русских.

Большинство из нас считает, что раз мы такие молодцы, никакие другие языки нам не нужны. Эти варвары, "чурки нерусские", должны учить наш язык, если хотят общаться с нами. Другие славянские языки вообще какое-то смешное недоразумение, что чешский, что польский, а уж особенно украинский с беларусским.

Империя возвела вокруг нас лингвистический забор. Даже образованные русские часто не читают на других языках, считая, что "Известий" и сайта RT вполне достаточно для того, чтобы следить за происходящим в мире.

Если бы мы были словенцами или эстонцами, мы знали бы языки. И было бы немного проще смотреть на себя со стороны, равно как и видеть большой мир за кордонами.

И да, с образованными украинцами ровно это и случилось, отсюда и "разница менталитетов".

Кирилл Мартынов