Магия реализма. О Габриэле Гарсиа Маркесе

21.04.2014

Последняя точка поставлена, и поставлена раз и навсегда. 18 апреля информационные агентства сообщили, что в Мексике скончался Габриэль Гарсиа Маркес.

Мое личное знакомство с его литературой началось в 1977 году. Мне было тринадцать лет, и мать принесла из своей больничной библиотеки всего на несколько дней книгу «Избранное» Маркеса, вышедшую в серии «Мастера современной прозы». Я набросился на эту книгу жадно. Нужно сегодня пояснить, что в СССР хорошие книги находились в списке главных ценностей, за которыми люди охотились, которые воровали.

И вот Маркес лежал у меня на столе. Аромат кофейных и банановых плантаций, бесконечный дождь, который стекал со страниц «Ста лет одиночества», навсегда стал для меня, как и для многих других, пропуском в землю колдунов и военных переворотов.

Маркес открыл нам магический реализм. В нем было нечто совсем экзотическое, неназываемое и в то же время имевшее характер проникающего ранения, особого болевого воздействия, чем, собственно, и ценна большая литература. О, эта прекрасная юношеская романтика, греза о далеком крае, который живет по своим уставам! Я хотел быть в этом мире, я хотел его увидеть, но прекрасно понимал, что моя страна — СССР — это большая ловушка для тех, кто в ней родился. И никакой Колумбии, родины Маркеса, я никогда не увижу. Исключено. Ездить за границу могли только вожди коммунизма и резиденты КГБ. Я не стал ни тем, ни другим.

Но жизнь менялась, и в конце 80-х, когда мы стали чуть-чуть свободнее дышать, в Москву на кинофестиваль приехал Маркес (был это 1987 год). Приехал с условием, что с ним поговорит Горбачев, а потом уже писатель отправился в кинотеатр «Октябрь», где должна была состояться русская премьера фильма Тарковского «Ностальгия». Его русский биограф Сергей Марков так рассказывает эту историю: «Фильм уже начался. У Маркеса такая манера — появляться позже, чтобы ему аплодировали. А тут он вдруг как-то затерялся, обиделся и тут же уехал». Я был на этой премьере и не увидел Маркеса. Но историю с его несостоявшимся выступлением знаю со слов моего друга и наставника Александра Кайдановского. Я помню, как, выйдя из кинотеатра, увидел Кайдановского на ступенях «Октября». Он бродил из стороны в сторону и нервно курил.
— Что-то случилось? — спросил я.
— Ты знаешь, Маркес наотрез отказался выступать и что-либо говорить об Андрее! О Тарковском! Так мне стал противен этот Маркес!
Кайдановский выругал Маркеса и уехал. С каким негодованием говорил это Александр Леонидович! Знаменитый писатель отказался сказать хоть какое-то доброе слово об учителе Кайдановского — и это было убийственно.

Ну, а что мог сказать Маркес? Он был человеком левых убеждений, друг СССР, толерантно относившийся к Сталину, он даже посетил мавзолей, когда там еще лежал Иосиф Виссарионович. Он был совсем другой. Настоящий коммунист.
Такой, наверное, как Фидель Кастро, с которым он дружил всю жизнь. А Тарковский считался антисоветской звездой, и говорить о нем Маркес, конечно же, не хотел.

Но вот парадокс — он всемирно известный автор. А когда год назад я разговаривал с одним из моих друзей, занимавшихся библиотечным делом, тот сказал с улыбкой: «Ты представляешь себе, Олег, сегодня уровень библиотекарей в Москве таков, что, например, в каталоге районной библиотеки не найдешь ни одной книги Маркеса! Зато там есть некий писатель «Габриэль Гарсиа». Это было странно и неловко слышать. Но в действительности не так, может быть, и важно, как имя автора, а куда важнее другое: как его прочли. Маркеса читают уже полвека. Это еще совсем маленький срок для настоящей литературы! И мы знаем, что в ту самую минуту, когда будет прочтена книга, «призрачный город будет снесен с лица Земли ураганом и стерт из памяти людей».

Время подводит черту человеку. Закрыло оно и жизнь Габриэля Гарсиа Маркеса, но остались открытыми его книги. Они говорят за автора, говорят, даже когда создатель «романа земли» погрузился в вечное молчание и стал частью земной тверди.

 

Олег Шишкин
louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher scarpe hogan outlet scarpe hogan outlet scarpe hogan outlet scarpe hogan outlet scarpe hogan outlet scarpe hogan outlet air jordan pas cher air jordan pas cher air jordan pas cher air jordan pas cher air jordan pas cher golden goose outlet golden goose outlet golden goose outlet golden goose outlet golden goose outlet golden goose outlet max maillots max maillot woolrich outlet