О премьере "Вия": опустите мне веки

11.03.2014

На экранах «Вий»-3D, в котором гоголевская повесть подобно черту из «Ночи перед рождеством»: «спереди — совершенный немец», а «сзади — губернский стряпчий в мундире».

Да сама многолетняя мучительная история создания фильма, напоминает гоголевский сюжет. Концепции, режиссеры, сценарии, да просто размеры фильма претерпевали трансформации почище превращений нежной Панночки в загробную темную силу, а ведьмы – в утопленницу.

От первоначального замысла в амбициозном триллере Олега Степченко стоимостью в $28 миллионов название только и осталось. А небольшая повесть о бурсаке Хоме Бруте и его непростых отношениях с ведьмой и иной нечистью, налетевшей в храм божий, разрослась в фэнтези-блокбастер, который Гоголю – седьмая вода на киселе. «А почему бы и нет?» — скажут сторонники технологических прочтений и компьютерных преобразований классики. Все дело в даровании преобразователей. А то от иного «прочтения», нетленный гоголевский текст, точно нос майора Ковалева, соскочит с экрана, да и уберется восвояси.

Хрестоматийный сюжет о философе Хоме нежданно-негаданно сшит на живую нитку с историей научного путешествия английского картографа Джонатана Грина в Малороссию. Стая волков, подобных собакам Баскервилей, загоняет карету заморского гостя в мистическую глухомань. Здесь в казацком поселении нечисть не просто прилепилась к ежедневной жизни хуторян, но просочилась в их естество, порой вылупляясь, вырываясь наружу. И девушки в языческий праздник Ивана Купалы, того и глядишь оборотятся ведьмами-нимфоманками. И за чаркой доброй горилки лица уважающих друг друга собутыльников неумолимо превращаются в свиные, собачьи, козлиные, дрофиные рыла. А само веселое застолье к ужасу ученого иноземца – в непредсказуемый буйный и страшный шабаш нетопырей под предводительством Зеленого Змия.

Места, подобные казацкому хутору, спрятанному в непроходимых лесах и скалах, на картах обозначают белыми пятнами. Ученый-материалист Грин, продираясь сквозь бурьян к заросшей паутиной церквушке, пытается распознать — разгадать не только таинственную историю исчезновения бурсака Хомы, но прежде всего загадочные отношения местных жителей с их сестрами по разуму ведьмами, монстрами в овечьих шкурах и прочей разнородной нечистью.

Авторы вольного переложения «Вия» для 3D c оркестром спецэффектов идут по проложенному литературой и экраном пути противопоставления просвещенья – вечному средневековью; рационального ясного прагматичного европейского разума — темному, полному угрюмых и веселых суеверий малороссийскому мракобесию. Тема, скажем, актуальная что в начале 18-го, что в начале 21-го века.

К мытарствам Хомы присовокупили две лав-стори: между парубком Петросем и онемевшей от страха Настусей и между Грином и Мисс Дадли. Плюс происки и козни сельского дьячка отца Паисия — злобного смертоубивца и гестаповца (в доме у него настоящая «пыточная») и его приспешников. А еще противостояние Сотника и отца Паисия... И дабы разорвать запутавшийся сюжетный узел, придется деревянному распятию упасть на голову злодею. В общем, возьмите деревню из «Сонной лощины», прибавьте к ней мотивы из «Сибирского цирюльника», «Индианы Джойса...» или «Сокровища нации» и окропите все какими-нибудь «тварями из Черной лагуны», поместите все в блендер компьютера... Блюдо украшается фирменным орнаментом хрестоматийной гоголевской истории. На зрителя несется гроб с дочкой Сотника Ведьмой. Роскошный в своей омерзительной склизкости гигантский кальмар Вий, тысячерукое чудище воет: «Поднимите мне веки!». В отличие от Хомы, защититься от нечисти нечем: мелового круга в кинозале не нарисуешь. Временами страшновато, эффектно, временами смешно и нелепо. Шикарные декорации: казацкий хутор на два десятка домов с майданом, церковью, таверной, сторожевыми вышками. Монстры-вепри всех сортов: летающие, водоплавающие, копытообразные выпивающие. Спецэффекты – местами высококлассные, местами мультяшные. Селяне на Майдане (актуальная тема!) – чисто дети, готовы верой и правдой служить то Сотнику, то черту в обличье священника. Монструозные галушки в воздухе парят, норовя прямо с экрана вас укусить.

Зрителю, которому захочется более острых ощущений (несмотря на сюжетное нагроможденье, периодически фильм «зависает») следует прямым ходом идти в кинотеатры с форматом D-Box. Никакой горилки не надо, технология синхронизирует движение на экране с вибрирующим креслом. Прокатчики обещают "укачать" вас по полной, погрузив в зигзагообразный фэнтези-хорррор, нашпигованный сверх меры разного рода страстями и превращениями. Даже монтаж напоминает слалом по пересеченной местности. Все вместе складывается в многостраничный стереографический кинокомикс, у которого, конечно же, найдется свой зритель. Тем более, что есть в картине колоритные актерские работы. Джейсон Флеминг, к примеру (картограф Грин), Юрий Цурило (Сотник), Андрей Смоляков (Паисий). Валерий Золотухин сыграл свою последнюю роль, старого казака Явтуха, который священника-шамана не слушает, к толпе вопящей «Ату ведьм!» не присоединяется, живет своим умом.

...Все случившееся в спрятанном от цивилизованного глаза селении Джонатан Грин может счесть похмельным синдромом, на это авторы намекают. Только вот галушка-монстрик неотступно вьется над головой ученого, улепетывающего из этой страшно-странной Малороссии в страну с многовековым газоном.

Лариса Малюкова
louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher scarpe hogan outlet scarpe hogan outlet scarpe hogan outlet scarpe hogan outlet scarpe hogan outlet scarpe hogan outlet air jordan pas cher air jordan pas cher air jordan pas cher air jordan pas cher air jordan pas cher golden goose outlet golden goose outlet golden goose outlet golden goose outlet golden goose outlet golden goose outlet max maillots max maillot woolrich outlet