Памяти поэта Вадима Негатурова, погибшего в Одессе 2 мая

20.08.2014

Он мой ровесник. Мы оба родились в 1959 году. Когда полетел Гагарин, радовались вместе со взрослыми, не очень-то понимая, что произошло. Просто было очень хорошо, что весь мир ликует. Вокруг меня веселились и пели москвичи, а вокруг него — одесситы. Потому что я родился и рос в Москве, а он — в Одессе.

Звали моего ровесника Вадим Негатуров. Судьбы наши сложились очень по-разному. В отличие от меня школу Вадим закончил с золотой медалью. После школы он изучал прикладную математику в Одесском университете, который окончил, получив диплом с отличием. А меня исключили из Автодорожного института как раз за неуспеваемость по высшей математике. Я поступил в Литинститут, а он два года отслужил в армии на офицерской должности, потом работал инженером на машиностроительном заводе, заведующим научной лабораторией. Я после института работал в разных журнальных редакциях, побывал в Афганистане, стал издавать книги, вступил в Союз писателей. В 1993 году я не погиб возле пылающего Белого дома, а он в том году получил второе высшее образование — окончил Одесский институт народного хозяйства, и снова с отличием. Работал ведущим специалистом Морского транспортного банка, заместителем Черноморского регионального инвестиционного фонда, директором Одесского приватизационного центра.

К началу 2000 годов у меня уже вышло десять книг прозы, я стал вести семинар прозы в Литературном институте, а Вадим Негатуров только начал печатать свои первые стихи, участвовать в поэтических конкурсах, переводить с английского тексты песен для российских мюзиклов. Его приняли в Академию русской словесности и изящных искусств имени Гавриила Державина.

К своим пятидесяти пяти годам я был удостоен нескольких литературных премий, а Вадим в 2012 году получил специальный приз четвертого международного литературного конкурса «Цветаевская осень», в 2013 и 2014 годах стал лауреатом всероссийского форума гражданской поэзии «Часовые памяти», победил в конкурсе коротких поэтических поздравлений с Днем Победы, и его стихи были представлены на торжественном приеме в Кремле. Это был его последний литературный успех в жизни земной…

 

По своим убеждениям Вадим Негатуров был державником, придерживался православно-консервативных ценностей. Он любил Украину, в совершенстве владел украинским языком и ненавидел «незалежность», потому что считал, что русские, украинцы и белорусы должны жить в единой стране — Российской империи.

 

Он не любил всех украинских властителей — Кравчука, Кучму, Ющенко, Тимошенко, Януковича, писал на них язвительные эпиграммы. Когда Януковича с треском скинули и к власти на Украине пришли совсем уж звероподобные существа, Вадим в открытую выступил против Евромайдана. Он вышел на одесское Куликово поле и пал на нем смертью храбрых.

В начале XIX века большими территориями за городской чертой Одессы владели помещики Куликовские. Эти земли стали именоваться Куликовскими полями, а к началу ХХ века и вовсе Куликовым полем. Получив такое боевое наименование, поле стало использоваться как плац для войсковых построений. В 1884 году здесь построили железнодорожный вокзал.

В начале ХХ столетия Куликово поле в Одессе стало традиционным местом гуляний, на нем раскрывали свои высокие шатры цирки-шапито, выставлялись паноптикумы с восковыми фигурами и прочими причудами, кипели ярмарки. Здесь жизнерадостные одесситы праздновали Рождество, Новый год, Пасху.

В 1918 году на Куликовом поле в братской могиле похоронили 119 воинов, павших в годы Гражданской войны. В советское время площадь Куликово поле стала называться площадью Октябрьской революции, в 1932 году на ней воздвигли памятник борцам революции, а в 1967 году поставили памятник Ленину.

Монументальное пятиэтажное здание обкома партии — тоже наш с Вадимом ровесник. Оно было построено в юго-западном углу площади как раз к 1959 году. Когда советская власть кончилась, здание обкома превратилось в Дом Профсоюзов, а площадь вновь стала называться Куликовым полем. Но никто тогда не мог предположить, что пройдет двадцать лет, и Куликово поле станет местом страшного побоища, на котором майданутые выродки будут мучить, резать, жечь честных людей, не желающих, чтобы Украина стала смертным врагом России.

После победы в Киеве Евромайдана на Юго-Востоке Украины начались массовые общественно-политические акции, получившее название «Русская весна». В Россию вернулся Крым. В Одессе тоже возникла мечта о свободе, желание не подчиняться беснующемуся Киеву. На крыльях этой мечты люди шли к площади Куликова поля, где проходили многотысячные митинги в защиту статуса русского языка, в защиту русских жителей, коих в Одессе — каждый третий. Люди требовали расширения полномочий регионов. Почему Россия, США и Германия могут быть федеративными государствами, а Украина не может?!

Люди шли на Куликово поле в 2014 году против украинских фашистов, как в 1380 году против Мамая. На площади перед Домом Профсоюзов возник палаточный лагерь сторонников федерализации Украины. Над лагерем поднялась палаточная церковь, в которой днем и ночью молились о победе Русской весны.

Я следил за новостями с Куликова поля по интернету, а мой ровесник Вадим находился там. Певец в стане русских воинов. Он сочинил «Марш Куликова поля», его друг Георгий Солодченко положил стихи на музыку, и песня стала гимном пророссийского движения. Припев заканчивается словами: «Жизнью доказать любовь к Отечеству!» И Негатуров выполнил свой собственный наказ — доказал любовь к Отечеству своей жизнью!

2 мая 2014 года я читал дипломы студентов Литинститута, писал на них отзывы, а в это время в Одессе на Куликовом поле погибал мой ровесник Вадим. Узнав, что фашисты при полном попустительстве милиции начали штурм палаточного лагеря, Негатуров тотчас кинулся туда. По дороге ему встретилась одна из трех его дочерей, он отдал ей ключи и деньги, оставив при себе только паспорт. Сказал: «Увидимся!» На площади Вадим сразу бросился к палаточной церкви, чтобы спасти находящиеся в ней иконы. Там же был другой поэт Виктор Гунн, руководитель поэтической студии «Феникс», друг Негатурова. Под натиском националистов Вадим и Виктор вместе с другими бойцами Русской весны вынуждены были спасаться в Доме Профсоюзов.

Но вместо спасения там ожидала их страшная смерть. Виктор Гунн заживо сгорел в огне. Вадима Негатурова, сильно обгоревшего, живым выбросили из окна. Врачи скорой помощи, подобрав его, отвезли в десятую городскую больницу. Там в реанимации он скончался. Похороны состоялись на Троицком кладбище Одессы.

 

Они все шагнули в огонь, как многие христианские святые, чтобы обрести бессмертие. Поэт Вадим Негатуров погиб как христианский мученик — спасая святые православные иконы. Не случайно студия Виктора Гунна, которую он посещал, называлась «Феникс». Как мифической птице, всем им суждено восстать из пепла.

 

Прошло три месяца со дня страшной трагедии 2 мая в Одессе. Но имя моего ровесника Вадима Негатурова уже известно по всей России. Имя погибшего героя стало живым символом Русской весны. Его стихи читают в интернете. Они публикуются в журналах. В издательстве «Молодая гвардия» в серии «Жизнь замечательных людей» готовится к печати книга о нем.

Стихи Вадима Негатурова читают Николай Расторгуев и Иосиф Кобзон, Сергей Никоненко и Лариса Долина, Ирина Роднина и Николай Валуев, Александр Буйнов и Иван Охлобыстин, Николай Дроздов и Ольга Кабо… Таких разных людей объединили его поэзия, его судьба, его борьба, его подвиг.

Прозаик Сергей Шаргунов стал инициатором литературной премии «Куликово поле», лауреатами которой могут стать прозаики, поэты и публицисты, отстаивающие гражданственность, патриотизм, веру в высшие христианские ценности, сторонники Русской весны. В сентябре с. г., в дни, когда мы отмечаем память героев Куликовской битвы, состоится первое вручение этой премии имени Вадима Негатурова. В состав жюри, помимо Сергея Шаргунова, вошли директор Государственного военно-исторического музея «Куликово поле» Владимир Гриценко, священник, писатель и общественный деятель Ярослав Шипов, главный редактор издательства «Молодая гвардия» Андрей Петров, поэт Юрий Кублановский, журналист Виталий Лейбин, писатель Михаил Елизаров. Меня пригласили в жюри и предложили стать главой экспертного совета премии, занимающегося отбором лучших произведений, присланных на конкурс. Я, не раздумывая, согласился. И, наконец, встретился со своим ровесником — Вадимом Негатуровым. Павшим на поле Куликовом. Шагнувшим в бессмертие.

Александр Сегень