Русской премией наградили русофоба

09.05.2015

Во вторник, 21 апреля 2015 года, в столичном Президент-отеле прошла церемония вручения десятой по счету «Русской премии». Шику и лоску, несмотря на кризис, не поубавилось. Ну да и прекрасно. Фонд Ельцина – не беден. СССР – страна была хоть и застойная, но с огромными «закромами Родины», которые и перекочевали, несомненно, частично в сей фонд.

И прекрасно, что на эти денежки «совковых» предков сегодня происходит поддержка русскоязычных писателей, живущих по всему миру.

Создал Премию Чингиз Айтматов. Нынешние наследники-организаторы продолжают использовать славное имя по своему усмотрению.

И в предыдущие годы возникали казусные ситуации с номинантами, но в этом году, особенно на фоне событий на Украине и мировой вакханалии вокруг 70-летия Победы советского народа над фашизмом, получилось совсем не «по-русски». Скорее «анти-русски».

Мы не будем рассказывать про всех лауреатов, цель у нас другая, как вы смогли заметить по заголовку. Начнем с того, что в длинный список попало произведение шведского русскоязычного автора под шокирующим названием «Хороший эсесовец».

И хотя меня пытались дружески уверить, что, наверное, это часть выражения про «хорошего мёртвого эсесовца», подобное объяснение не удовлетворило. Как-то не живут вместе два эти слова в моем сознании. Хотя ещё Ремарк предупреждал нас, что все постараются поскорее забыть об ужасах «сс» и «гестапо», и современная Европа показывает, насколько она продвинулась в этом направлении, но подобное сочетание на русском языке и в России может сравнить с отрицанием Холокоста. Надеюсь, что компетентные европейские органы всё же обратят внимание на подобные выходки гражданина Швеции и его соратников в России.

Интересно ещё раз прочитать цитату из рассылки Длинного списка «Русской премии», в которую было включено данное произведение:  «Член жюри «Русской Премии», писатель, поэт, лауреат премии журнала «Звезда» (2015) за роман «Мраморный лебедь» Елена Скульская так оценила заявки, поданные в поэтическую номинацию в этом премиальном сезоне: «Есть такой особый трагический закон поэзии: она расцветает в дни тревог и опасностей, она словно питается предгрозьем, ей в рифму и в радость закипающая лава дремавших вулканов. То, что происходит сейчас вокруг нас, та тревога, страх и беззащитность – все идет ей в пищу… По лидерству разных номинаций в разные года можно понять, как устроен мир...»

Если мыслить в унисон с г-жой Скульской, то и Длинный список и итоговые лауреаты смогут помочь нам «понять, как устроен мир» сегодня.

Так получилось, что именно Скульская долго и нудно, зачитывая 4-5 страниц текста, представляла собравшимся лауреата в номинации «короткая проза» Андрея Краснящего.

Знаменательно или случайно, но его третье место – за цикл рассказов «Предательства и измены».

Познакомимся с ним, прочитав его биографию в «ЖЗ». 46-летний автор - кандидат филологических наук, доцент кафедры истории зарубежной литературы и классической филологии. Его произведения публиковались в альманахах «Вавилон», «Фигуры речи», «Абзац», журналах «Новый мир», «Искусство кино», «Новая Юность», «Наш» и др. Сооснователь и соредактор литературного журнала «©оюз Писателей». Живет в Харькове. В «Новом мире» (2012, № 12) был опубликован рассказ «Антиантибиблиотека-2». Первая книга у него вышла в 2005 году.

Судя по всему, активная литературная жизнь его проходила и продолжается в первую очередь в русскоязычном контенте, ориентированном в определенном направлении.

Если из биографии и списка его сотоварищей можно сделать хоть какой-то вывод, то из самих текстов Краснящего почти невозможно понять, что же данный автор вообще думает о жизни. Основная тема его творчества – мучения филолога по поводу жизни среди книг и фантасмагоричных литературных аллюзий, возникающих при столь увлекательном времяпрепровождении. Вдумчивый читатель скажет – ну мало ли таких сегодня? Чего привязался? Захотели вручить и вручили. И, правда, мне совсем нет дела до этого автора как такового. Рассказы его можно читать только по диагонали, настолько они малосодержательны и пусты духовно. Дело в его лауреатстве, в награждении «Русской премией».

В ответном благодарственном слове лауреат сказал не только спасибо Фонду Ельцина, но и «фи» в адрес Донецких террористов, угрожающих счастливой жизни русскоязычного населения Харькова. Словно не Донецкие и Луганские дети и старики сотнями уничтожаются украинскими «братьями», а харьковские парубки и дивчины лежат с оторванными ногами и головами на центральных улицах  и майданах родных городов.

Ладно бы только террористов вспомнил сей украинский гость. В конце концов, он имеет право на своё мнение, может же человек заблуждаться.

Но досточтимый «русский» лауреат, приехавший в Россию за нашими денежками, назвал нашу Родину – страной-оккупантом (видимо, вслед за прибалтийскими парламентариями), и предупредил нас – «оккупантов» – что если мы вдруг придем войной на харьковщину и захватим ее, т.е. оккупируем, то весь народ украинский перестанет общаться на языке оккупантов, т.е. русском, и мы навсегда станем врагом людей, для которых русский и украинский языки единая неделимость… и прочее, прочее… в том же духе.

Думаю, что речи лауреатов без купюр будут опубликованы и все смогут сравнить мою передачу по памяти с искомыми словами.

То, что зал разразился бурными аплодисментами, стало горькой неожиданностью для меня. Одиночные выкрики «Позор» и ответные матерные выкрики эмоциональных русскоязычных интеллигентных женщин в ответ с требованием прекратить провокацию, не смогли ничего изменить в общем впечатлении от «русского» праздника на московской земле.

С одной стороны возникло чувство гордости за горбачевско-ельцинские демократические достижения, позволяющие и нынче в России говорить вслух слова, порочащие её честь, и искажающие действительность. Можно представить, чем закончилось бы вручении «Украинской премии», если бы такая была, с подобными высказываниями в адрес украинского народа.

С другой стороны, г-жа Скульская и собравшиеся в зале ее коллеги дали ещё раз понять – в «каком мире» мы сегодня живем. И чего от нас, т.е. от России этот мир ждёт.

Ждут контрибуции! Странным образом именно контрибуцией за несуществующую оккупацию выглядело вручение гражданину Украины «Русской премии».

Как правильно заметила вдова г-на Ельцина – на этот раз премии получилось попасть в самую «десятку». Выстрел был точен, он прозвучал в Радоницу, в день памяти всех почивших.

В финале нашего рассказа вспомним о настоящей литературе, которая сегодня мало кого в премиальном процессе интересует. Прочитаем стихотворение 93-летнего брянского поэта, ветерана Великой Отечественной войны Валентина Давыдовича Динабургского. Оно как нельзя лучше характеризует нынешний мир.

 

ОККУПАЦИЯ ПЕСНИ

 

Фриц наяривал «Катюшу»

на губной гармошке,

разбередивая душу

хуже, чем бомбежка!

Он играл почти без фальши -

весело, задорно!

Только слушать было страшно,

нестерпимо больно.

От Карпат и до Полесья

жизни лад порушив,

оккупировал и песню -

то есть, значит, душу!

До окопа того фрица -

метров тридцать с гаком.

Мне б в него зубами впиться,

а я сдуру плакал...

 

Борис Лукин