В Казани реставрируют дворянскую усадьбу Баратынских

10.06.2014

Усадьбу знаменитых потомков русского поэта Евгения Баратынского в Казани впервые после трехлетней реставрации представили общественности. Здесь пока идут реставрационные работы, но уже сейчас посетитель, войдя в дом, погружается в жизнь дворянской семьи конца IXX века. 

Единственный в России литературный музей Баратынского ютится во флигеле усадьбы в историческом центре Казани на улице Горького. До революции в этом флигеле жила прислуга Баратынских, сейчас же в нём нашли приют мемориальные, личные вещи поэта и его потомков. Три года назад началась реставрация всей усадьбы — сада и большого дома. 

справка smartnews

История и образ жизни семьи Баратынских в Казани стали для города своего рода культурным артефактом. Три поколения Баратынских жили здесь с середины IXX века вплоть до революции, и все это время их семья считалась одной из самых образованных, образцом высоких нравственных качеств, все её члены занимались литературой, искусствами, философией и добились в этом успехов.

Хотя сам поэт Евгений Баратынский связан с Казанью эпизодически, именно здесь находится его единственный в России музей. Поэт родился в Тамбовской губернии, жил в Петербурге, а женат был на девушке, связанной с Казанью — Настеньке Энгельгардт. За неё в приданное получил поместье под Казанью, в Шушарах. И он приезжал сюда несколько раз по делам поместья.

После смерти поэта его потомки переехали в казанское поместье. Один из сыновей поэта, Николай, купил дом на улице Большой Лядской (ныне Горьковской). Затем он перевез сюда все вещи отца, создав таким образом первый казанский архив Баратынского. Сейчас большую часть этих вещей можно увидеть в музее, все они потом переедут в усадьбу и разместятся по всему дому.

Есть стол, за которым работал поэт, за ним он написал при свете свечей в сохранившейся у нас лампе свои знаменитые стихотворения «На смерть Гете», «Мадонна», «Где сладкий шепот», «Два послания к Языкову». Другой столик — совершенно потрясающий, за ним работал Пушкин, когда сюда приехал в сентябре 1833 года. Они вместе с Баратынским идут в дом тестя Энгельгардта, и там за этим столом Пушкин пишет свою казанскую страничку. Здесь же личные вещи Баратынского – колокольчик для вызова слуги, ножичек для разрезания бумаги, шкатулочка для часов. Есть картины, которые он сам купил, личные книги поэта. У нас же хранится сильнейшая коллекция барона Антона Дельвига — поэта, журналиста, издателя, друга Пушкина и Баратынского. В рамочках оферты, гравюры, сделанные рукой самого Василия Жуковского.

Также в музее сохранились личные вещи потомков поэта – это и записные книжки, и мебель, и предметы быта. Особенно важно отметить Ольгу Ильину-Баратынскую, правнучку поэта. Она жила в эпоху серебряного века, и считается, что самые лучшие казанские тексты – проза и поэзия – в русской литературе написаны ею. Очень подробно она описывает в своем романе «Канун восьмого дня» усадьбу, в которой жила вплоть до революции. Именно на эти описания во многом опираются реставраторы.

В её книге рассказывается о последних годах жизни семьи, которая трагически распалась с наступлением революции: большинство её членов эмигрировали в Америку, мужчины были расстреляны или погибли на гражданской войне, дом разграбили, одна из стен разрушилась от снаряда.

Внук поэта, Александр Николаевич, был расстрелян, его младший сын Алек уходит в армию и в 1919 году погибает, старший сын Дмитрий будет расстрелян во время сталинских репрессий в 1932 году. Ольга эмигрирует в США в 1922 году. Семью Дмитрия она перетаскивает туда. Вера, сестра Александра Николаевича, остается в Казани, и когда дети подрастают, она переезжает в Москву. Ещё одна сестра, Катя, детей не имела. Ещё одна сестра уехала в Японию, а потом в США. ЧТО БУДЕТ В ДОМЕ

Сама усадьба была построена в конце XVIII века. В ней жили казанские дворяне. Младший сын поэта, Николай Баратынский, купил эту усадьбу в конце 1860 годов и перестроил дом под себя. Здесь жили затем три поколения Баратынских. 

В годы революции усадьба была зверски разграблена, пребывала в запущении. После революции в этом доме открылась школа, потом здесь был детский сад, затем его отдали Первой музыкальной школе им.Петра Ильича Чайковского, которая воспитала известных композиторов, включая Софью Губайдуллину. В последние годы советской власти и до конца 2000-х годов усадьба пребывала в полуразрушенном состоянии.

Три года назад усадьбу наконец-таки начали реставрировать. Сейчас часть ее открыли для публики, но до окончания реставрации пока далеко. После обновления в фойе для посетителей сохранят небольшой окошко в позапрошлый век – откроют кусок бревенчатой кладки, которая до сих пор сохранилась. Тут будут висеть те же люстры, что и в XIX веке, а дверь поставят стеклянную, чтобы открывалась панорама пространства комнат усадьбы. 

Весь дом мемориальный. За фойе сделаем выход в пристрой, где будет хозяйственная зона, гардеробы и туалеты. Во входной зоне — коридоре — также будет навигационная система. Часть будет воспроизведена из литературного произведения Ольги Ильиной: скамьи вдоль стен, гравюры на стенах. Здесь же будет касса, а также тачскрин и плазма с навигацией по разделам музея. 

ЖЕНСКИЙ МИР И ДЕТСКИЕ ИГРЫ

В комнате Ольги Ильиной – или Литы, как её называли домашние – планируется отразить женский мир того времени. В этой просторной и светлой комнате разместятся предметы, которые отразят то, как воспитывали детей в дворянской семье, чем женщины занимались в свободное время — их книги и рукоделие. Также важная роль будет отведена детской зоне: подвижными играми маленькие посетители смогут заняться во флигеле, а интеллектуальными — в самом доме.

Основная наша экспозиция — взрослая. Но при этом у нас очень много детей-посетителей. Поэтому мы разместим по всему дому в укромных уголках много всяких ящичков, сундучков, шкатулочек, шкафчиков — в каждой комнате будут такие тайники и секретики. В них они увидят любимые игры детей того времени и поиграют в них. Это будут новодельные вещи, но аутентичные тому времени. И у взрослых это тоже, думаем, будет пользоваться успехом. Флигель мы вообще хотим переоборудовать в лавку чудес для детей, где можно будет рисовать, лепить, познавать мир через искусство нашей страны, в особенности литературу. БЕЛАЯ ЗАЛА

Музейщики планируют восстановить даже виды из окон, какими они были в начале прошлого века. Сейчас нужно немало воображения, чтобы представить, как взгляд юной Ольги Баратынской уходил дальше, в сад, а не упирался в грязные заборы. Поэтому здесь воссоздадут сад, посадят именно те цветы и деревья, которые, по описаниям, были здесь прежде. 

Центр дома – это Белая зала. Многие казанцы помнят её, как концертный зал во времена, когда здесь размещалась музыкальная школа. Акустика тут очень хорошая. В воссоздании залы реставраторы также опираются на ее описание в книге Литы.

Наша зала! Ряд хрустальных люстр, белые колонны, высокие лепные потолки с нашими гербами, темные портреты вдоль стен… Блестящая черная крышка концертного рояля… эта зала была центром вселенной. Земная ось проходила из мировых недр прямо в середину этой комнаты, где паркет был выложен звездой под самой большой, средней люстрой… наше прошлое было здесь и прошлое наших предков.

Не так давно были завершены работы по очистке лепнины, которую сделали при Баратынских. Чтобы подчеркнуть рисунок, здесь будет несоколько видов освещения. Эта зала выходит на север, поэтому в ней всегда немного сумрачно, освещение идет из французских дверей-окон, выходящих в сад. В зале планируется поставить рояль XIX века, отреставрироваnm и балкончик для крепостных музыкантов — там разместят аппаратуру. Украшением залы станет огромная люстра, описанная в книге «Канун Восьмого дня». Оригинальная люстра была из богемского хрусталя на 20 свечей. Ее копию закажут в Италии, либо в Богемии.

На месте столовой будет первая зала экспозиции, где посетители узнают о детстве, юности членов семьи Баратынских. Здесь у нас должны за окном расти сосны, напоминающие Финляндию, где служил поэт. Также весь дом будет украшен живыми цветами. В саду планируем сделать крокетную площадку — эта игра была популярна в то время. Аллею в саду восстановим в том виде, в каком она была в поместье Баратынских в Шушарах, которое, как известно, давно разрушено.

Неожиданностью для сотрудников музея было обнаружить при реставрации купальню. Это комната, выложенная плиткой, в каменном полу которой есть почти метровое углубление со ступеньками. Здесь стоял столик с зеркалом, умывальные тазики, кувшин, также здесь имелся нагревательный аппарат из титана – в начале XX века электричество в Казани уже было.

В угловом помещении усадьбы будет небольшая кофейня с отдельным входом. Кстати, никаких проводов, труб и батарей в комнатах видно не будет. Все они скроются либо в подвале, либо под полом, либо в стенах, чтобы не нарушать образ усадьбы начала прошлого века.

Здесь была умная система вентиляции. Над каждым окном была дырочка, в неё вставлялась бронзовая затычки. И под наличник снаружи выходила вентиляционная дыра. Её можно было открыть, чтобы дом проветрить, и закрыть, чтобы не сквозило. То есть дом был всегда свежим, в нем хороший воздух. Бывает, что мимо старых домов проходишь — затхлый воздух, прелый запах. А тут этого нет, и даже не потому, что ведется реставрация, здесь никогда этого не было.

МУЖСКАЯ ЗОНА

В кабинете потомка поэта будет воссоздан мужской мир прошлой эпохи. Здесь представители сильной половины Баратынских принимали посетителей и писали стихи.

Усадьба Баратынских – серый дом – была известна всем в Казани. Ее жители знали, что если нужно получить образование, нужно было идти именно сюда. И у отца Ольги Александровны, и у деда были приемные часы – с десяти до часа они принимали посетителей. Любой человек с улицы мог прийти сюда в эти часы. Потомки тех учеников до сих пор приходят на могилу Александра Николаевича. Дом был популярен в среде творческого сообщества Казани. Многие известные люди побывали здесь, среди них и Григорий Распутин.

Роман Ольги Ильиной «Канун Восьмого дня» оканчивается полным крушение жизни героини и её близких, всё было разрушено и сметено революцией. Баратынские оказываются на пепелище почти в прямом смысле этого слова. Однако – при всей безысходности – в конце книги у героини появляется надежда на новую жизнь. Точно так же и музейные работники, реставраторы и казанцы надеются, что любимая всеми усадьба Баратынских скоро откроется для посещений.

Как странно вернуться домой, не правда ли! Так все знакомо и такое настоящее, что просто не верится! Я хочу сказать… как будто дом – это то, к чему можно всегда вернуться. Даже после смерти.

Наталия Фёдорова