В Москве открыли мемориальную доску Андрею Вознесенскому

11.03.2014

Она установлена на стене дома на Котельнической набережной. Пожалуй, не было на протяжении многих лет двадцатого века поэта, которого бы так любили читатели. Он следовал завету Ахматовой: «Надо, чтобы ваши стихи читали молодые». Андрей Андреевич Вознесенский — так и только так, в высоком штиле, хочется упоминать имя этого выдающегося поэта XX в. Сегодня в память о нем на стене высотки на Котельнической набережной, в которой Вознесенский прожил с 1966 по 2010 г., была открыта мемориальная доска.

Авторами мемориальной доски выступили два Михаила: скульптор Михаил Дронов и архитектор Михаил Крихели. Среди гостей, собравшихся сегодня на торжественное открытие у одного из подъездов знаменитой «Сталинки», близкие поэту люди: вдова Вознесенского писательница Зоя Богуславская, поэт Юрий Кублановский, актер и кинорежиссер Евгений Герасимов, дирижер Владимир Спиваков, композитор Алексей Рыбников и другие. Отрадно, что почтили память поэта и те, кто не были «при параде»: в сланцах и шортах, только выйдя из подъезда с велосипедом в руках, они хоть на несколько минут, но останавливались неподалеку. Звучит отрывок из знаменитой рок-оперы «Юнона и Авось» — стихи к которой написал Андрей Андреевич — ткань, бережно укрывающая доску, струящимся движением под аплодисменты присутствующих спадает вниз.

Слово берет автор прозвучавшего музыкального отрывка, композитор Алексей Рыбников: — Для меня большая честь, что на открытии прозвучала моя музыка. Вознесенский всегда был для меня недосягаемым. Я даже никогда не мечтал, что мы будем с ним вместе работать, но произошло чудо. У нас в России поэт – больше чем поэт. Это и пророк, и духовный лидер народа. Поэтов у нас любили, били, убивали. Били и Вознесенского — на самом высоком уровне, но он устоял и не изменился ни на йоту. Изменилось время. В наше время поэтов не убивают, не бьют — их просто не слушают и не замечают. Эта доска Вознесенскому не нужна — она нужна всем нам. Когда мы работали вместе — он мне показывал стихи, а я ему музыку — и у нас что-то действительно получалось хорошо, мы говорили: «Ну, это золотом по мрамору». Эта доска — не золотом по мрамору, конечно, но очень похоже. Вся поэзия, все стихи, вся его жизнь — словно золотом по мрамору.

Писатель Алексей Пьянов не мог не отметить символичность того, что доска нашла свое место именно на высотном здании: — Доска на московской высотке очень символична потому, что поэзия Вознесенского — это тоже одна из высоток на бескрайнем поле мировой поэзии.

Собравшиеся гости, даже те, кто не были знакомы с Вознесенским лично, были рады прикоснуться к великому поэту, помогая и участвуя в создании этой памятной доски. Актер Евгений Герасимов считает, что сегодня «Мы мало слышим таких песен, которые затрагивают твое сердце. Любое его произведение: вспомнить «Антимиры» — блестящий спектакль на Таганке — , «Юнону и Авось»… Потрясающие работы. Велик Вознесенский!

Для вдовы поэта Зои Богуславской этот день был особенно тяжелым: — Очень трудно те три года, что его нет, соединить со своей личной привязанностью к нему — мы прожили вместе 46 лет. Это день символически совпал с днем Пушкина. Богом Вознесенского был русский язык. Он - депо метафор, всегда искал самое образное соединение слов. Ради этого Андрей многие годы, даже когда был болен, вставал и писал стихи. До самого последнего дня... Михаил Крихель, соавтор Михаила Дронова, на протяжении многих лет был самым близким другом Андрея.

Мария Лазарева