Владимир Маяковский. Мудр и молод

11.03.2014

19 июля Владимиру Владимировичу Маяковскому — знаменитому советскому поэту — исполнилось бы 120 лет… Время не старит Маяковского, характер его, великий дар его.

Пламенность и резкость слова поэта очень сходственны с революцией. А революция — в каких бы качествах она ни проявлялась — всегда остается молодой. Она и в борьбе, и в строительстве, в чувстве, в мысли молода. Истинно энергична. Иными словами, энергия революции в разных своих формах предопределяет молодость того или иного родственного ей явления.

Маяковский — от революции, от ее силового и духовного разряда, и на разных поворотах ее и в разные периоды Маяковский воспринимался всегда по-разному, но всегда мощно.

Маяковский народен, и не только в силу народного характера революции, занявшей ключевое место в его творчестве. Народен он по самой «строчечной сути», по строению фразы — экономной в слове, паузной, то есть редкословной, фразы. Междусловной как бы. И в то же время напряженность мысли у Маяковского никогда не замыкается подтекстом. Пауза-жест. Пауза-действие. Пауза-слово.

Лестничность строки Маяковского именно идет от того, что разговорная интонация никогда не бывает заунывно стройной. Она всегда акцентирована «в весе». В интонационном ряду все как бы расставлено в своих «весовых категориях». Это — свойство разговорной речи. Чем интересен афоризм: он малословен. Больше в паузе, в жесте словом.

Интонация у Маяковского — не для диктовки или виртуозной декламации, а именно для разговора, для действия. Слово — не только написанное на листе, но и произнесенное на листе, содержащее в себе как бы ноту музыки. Не слово-описание, а действие-слово! Маяковский очень хорошо читается. Я бы сказал: «разговаривается» очень хорошо. Частенько слышишь — «ораторский стих Маяковского». Я бы сказал: разговорный, собеседовательный стих в большом пространстве — не в кулуарах, а на площади. Собеседовательный стих на многих, на тысячи. Собеседовательный «во весь голос» стих!

Я склонен считать, что Маяковский самый наиразговорнейший поэт XX века. И здесь он ближе всего к Некрасову по чувству «работы» языка, по чувству жизненной нагрузки (ближе многих поэтов, которых с полным правом называют некрасовцами). Это многоречивый язык с ярко выраженной индивидуальностью собственного лица. Маяковский — драматург в слове, и не только в драматических произведениях, но и в публицистике, в лирике, во всем стиле. А без чувства разговорности этого не бывает.

Маяковский всегда будет явлением. Его нельзя изжить жизнью и смертью остановить.

Маяковский народен, как народна была Советская власть, которой он был предан, как народен коммунизм. А народы по глубинной своей сути сходственны — русские, украинцы, грузины, литовцы… Сходственны по чувству труда, чувству красоты, любви, песни, искусства. Поэтому Маяковский народен на многих языках, не только на русском народен.

Маяковский молод — он «комсомолец» каждого поколения, каждого призыва. Он мудр и молод, Маяковский.

Михаил Шаповал